?

Log in

No account? Create an account
Берлога Зеленого Медведя
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in Зеленый Медведь aka Green_Bear's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Thursday, November 8th, 2012
3:09 pm
Sticky
Краткое введение в медведологию или план берлоги...
Главный Лесной Закон: "В Берлоге может быть только один Медведь - Зеленый"

Если вы здесь впервые...Collapse )
Если вы хотите просмотреть содержание...Collapse )
Если у вас есть вопрос...Collapse )
Если вы добавили меня в друзья...Collapse )
Если вы хотите пообщаться...Collapse )
Если я что-то упустил...Collapse )
Если вы хотите поблагодарить или поддержать...Collapse )

И - добро пожаловать в Берлогу!
Tuesday, April 16th, 2019
1:28 pm
ЖЖ-юбилейное

Вы можете получить свою карточку со статистикой здесь!

#LJ20

Wednesday, April 10th, 2019
2:50 pm
Тотальный... медведь
В кои-то веки сподобился записаться на Тотальный диктант. Так что в субботу, в триннадцать часов по местному, Медведь засядет в аудитории с ручкой и листочком, наслаждаясь полузыбытыми ощущениями)

Кто еще планирует участвовать? Можно будет сравнить впечатления)
Tuesday, April 9th, 2019
7:36 pm
Яцек Комуда «Имя Зверя. Ересиарх»
Если убрать романтический флер рыцарских баллад и придворных хроник, то реалистичное описание средневекового быта и нравов уверенно может превзойти по суровости и мрачности многие романы из жанра темного фэнтези. При этом писателю даже не понадобится нарочито сгущать краски или давить на жалость. Достаточно обратить свой взор к архивным записям и свидетельствам современников, чтобы понять, насколько чудовищные по нашим меркам порой тогда царили нравы. За последние годы польские авторы ощутимо упрочили свои позиции среди российских любителей фантастики. Свою роль в том числе явно сыграл присущий им необычный колорит, в который причудливо вплетаются натуралистичность и сюрреалистичность происходящего. Эти черты проявились и в книге "Имя Зверя. Ересиарх" Яцека Комуды, идеально подходя к его истории о средневековом поэте и пройдохе Франсуа Вийоне.

События отдельных историй разворачиваются в период с 1463 года до смерти Вийона, охватывая его изгнание из Парижа, странствия по Франции и за ее пределами. Комуда прямо заявляет, что считает европейское средневековье куда более интересным, чем однотипные фэнтезийные миры с безликими воителями. Воссоздавая на страницах рассказов парижские улочки и площади, крепостные стены Каркассона или удаленные от мирской суеты монастыри, аббатства, автор опирается и на исторические исследования, и на разнообразный фольклор, и на сохранившиеся описания очевидцев. Все это он использует, чтобы читатель в полной мере погрузился в противоречивый, загадочный и сложный мир средневековья.

Лишь недавно окончилась Столетняя война, до сих пор чернеют руины павших во время крестового похода катарских замков. Многочисленные ереси то и дело поднимают голову, возрождаясь вновь и вновь после карающего огня инквизиции. Здесь чудо соседствует с соблазном, грязь так и норовит забрызгать пышную красоту, кто-то отчаянно рвется к небу или бездне, а кто-то не желает выглянуть из своего замызганного угла. Это эпоха, в которой люди без смущения совмещают истовую набожность и жестокосердие, среди косности и фанатизма упрямо пробивается вольнодумие и жажда свободы, а жалостливость легко сменяется черствостью. Франсуа Вийон, бродяга и мошенник, вор и убийца, хитроумный и талантливый поэт, в этом мире всюду свой и всюду чужой.

Взяв несколько более или менее подтвержденных исторических фактов из жизни Вийона, Комуда сочинил свою версию разгульного поэта, идеальный образчик романтического циничного героя — с противоречивой и мятущейся, страстной и лирической натурой, но также полного пороков. Вийон — вечный странник, который в принципе не способен осесть и обзавестись деньгами или имуществом, поскольку бежит от самого себя, наслаждаясь мимолетным счастьем. Острый и дерзкий ум, к помощи которого нередко прибегают власть имущие. Вор и сутенер, убийца, но при этом обладатель определенных принципов, которые не позволят ему встать на одну сторону с безумным убийцей или дьяволопоклонником. Презирающий заповеди грешник, сражающийся с дьяволом и бесами. Вийон полон парадоксов, разгадку которых он щедро предлагает в своих стихах — чувственных, приземленных и ярких.

Хотя цикл охватывает десятилетия жизни поэта, каждый из рассказов сосредоточен на нескольких днях и ограничен конкретным место действия — городом, монастырем или столицей. Некоторые истории получились объемными и многослойными, иные же больше походят на скромные этюды. Неизменна тяга Вийона к темной стороне жизни, к пьянкам и грабежу, жажда свободы от навязываемых ограничений. Едва ему выпадает шанс, став героем, кардинально изменить свою судьбу, как в следующей истории Вийон возвращается к любимому образу существования. Хотя напрашивается сравнение с "Печальной историей братьев Гроссбарт" Джесса Буллингтона, следует учесть, что при всей разнузданности Вийон более сдержан и умерен в средствах, впрочем, это не мешает ему вскрыть глотку обидчику, работать на подхвате у палача или избить шлюху. Если отвлечься от антуража, то камерный детектив соседствует с зомби-апокалипсисом, а мистика и герменевтика с квестом. А объединяя исторический фон с фольклором и легендами, Комуда выстраивает художественное пространство, выглядящее достоверно и правдоподобно, несмотря на все условные допущения, черную магию и небесные чудеса.

Итог: живописное и яркое полотно разгульных похождений Вийона, соединяющее мистику, дарк и детектив.

Моя оценка: 8/10
Monday, April 8th, 2019
7:26 pm
Телеграм, наброс и сетература
Что меня огорчает в Телеграмме, так это отсутствие дискуссий, даже когда предлагается хорошая, годная нажористая тема, где в споре можно было бы узнать много нового. Но ни репосты не отследить, ни комментарии не почитать - их там попросту нет.

Вот на той неделе Василий Владимирский подкинул вкусной затравки:

"Из диалогов с адептами сетературы:
- В самиздате полным-полно шедевров! Полным-полно!
- Круто, а давай ты о них расскажешь? Ну, о тех, которые сам читал?
- Ага! Я знаю целых две таких книги!.. Нет, даже две с половиной!
- Отлично, а еще?
- Ну-у-у, это надо искать, просеивать, экспертов собирать… Но их полным-полно, полным-полно!.. Мамой клянусь!..
И так раз за разом. :-(" (с) speculative_fiction

Если сделать поправку на то, что между появлением текста в сети и выходом его на бумаге может проходить три-пять-семь лет, во время которых книга будет относиться к сетературе, то ситуация резко поменяется. Достаточно пройтись по лауреатам и номинантам, а также прогремевшим дебютам. "Роза и червь" Ибатулина? Циклы Поповой и Медведевич? Куда относить будем Ляха? К слову, "Драйвер заката" Прошкина тоже сперва появился в сети и уже после номинации на НГ и выхода в шорт-лист добрался до издательства.

А ведь среди развлекательной литературы в сети тоже полно добротных вещей, не уступающих издаваемому на бумаге. Уже молчу про успешно публиковавшихся авторов, которым захотелось выйти за пределы формата. Да, они перестали работать с издательствами, но стали ли их книги от этого автоматически хуже? Для меня точно нет. Подозреваю, впрочем, что у каждого здесь будет свой ответ.

Впрочем, стоит сделать поправку, что помимо чтения произвольно выхваченных текстов на СамИздате или АТ, я еще работаю обозревателем книг от Ridero для альманаха Мю Цефея. Поэтому видел полноценный жанровый спектр, пусть и частично по уже сделанному отбору. Однако не по двум-трем книгам. И средний уровень их был ничуть не ниже, чем по книжному прилавку в магазине... такая вот заковыка.
7:00 pm
Шорт-лист премии АБС-2019
За последнюю неделю сразу несколько премий объявили промежуточные и окончательные итоги, поэтому в Берлоге будет немного шумно в ближайшие дни:)

Сперва рассмотрим достаточно респектабельную премию имени АБС.

Обнаружить...Collapse )
Частично по материалам новости на официальном сайте фонда АБС.
Wednesday, March 27th, 2019
4:14 pm
"Книга года по версии Фантлаба-2018"
Между тем ожесточенная борьба между любителями фантастики на ФЛ привела к следующим премиальным результатам:

Созерцать...Collapse )
Частично по материалам сайта ФантЛаб.
3:30 pm
Джей Кристофф «Неночь»
Прошли десятки лет с тех пор, как восставшие итрейцы свергли последнего короля и установили республику. Однако иго монархии жители ненавидят до сих пор. А новая элита жаждет сохранить свое положение. Поэтому за мятеж против Итрейской республики и Сената приговорили к казни всех участников: низкородных распяли, лидеров повесили, а их семьи бросили в тюрьму. Лишь благодаря случайности Мия Корвере выжила, ускользнула от цепких лап люминатов и открыла в себе темный талант даркина, повелителя теней. Все, чего она теперь хочет — мести и крови. Уничтожить тех, кто казнил ее отца и отнял мать, даже если придется сокрушить республику. Даже если для этого придется стать самой страшной убийцей.

История Мии, которую рассказывает неизвестный биограф, наполнена страхом, смертями и сексом. И хотя формально по сюжетным приемам — обучение в школе, становление и взросление героини, первая любовь и дружба — ее можно попытаться отнести к подростковой литературе, однако роман получился абсолютно недетским. Лишь раз в два с половиной года над землями республики Итреи воцаряется истинотьма, в остальное время три солнца то попеременно, то все вместе льют свет с небосвода. Льют свет на Годсгрейв, город мостов и костей, вырубленный в скелете титана, низвергнутого богом Света. На зловонные скотобойни и грязные проулки, на роскошные палаццо костеродной знати, на жуткую тюрьму Философский камень, на выложенную черепами дорожку к Сенатскому Дому. Но вдалеке в ашкахской Пустыне Шепота, среди развалин павшей империи, есть место, куда никогда не проникает солнечный свет — сердце Красной Церкви, конгрегации искуснейших убийц, поклоняющихся Матери Священного Убийства, Всемогущей Наи.

Джей Кристофф легко и свободно компилирует детали антуража, заимствуя форму правления и крылатые латинские фразы от Римской империи, отдельные образы — из венецианской культуры; идеологию и облик Красной Церкви — объединяя исмаилитов Старца Горы с индийским культом Кали. Но под ворохом узнаваемых отсылок виднеется оригинальная мифологическая система, тайны которой, по-видимому, и станут движущим механизмом сюжета в следующих книгах. Особенно это заметно в искрометно-саркастичных комментариях. Что же касается "Неночи", то это роман о зарождении легенды, которая впоследствии будет именоваться Бледная Дочь, Царетворец и Ворона. Но вначале это была низенькая, тощая и бледная девчонка, потратившая после казни отца шесть лет на то, чтобы подготовиться к вступлению в Красную Церковь и обучению в школе ассасинов. В некоторых отзывах проводят параллели с Гарри Поттером, однако следует понимать, что у Кристоффа особенная манера повествования, которая полна цинизма, черного юмора и яда. Обучая аколитов, колоритные учителя-шахиды постепенно убивают в них чувства и мораль, выковывая прекрасных снаружи и бездушных внутри монстров. Позволены любые методы — стравливать и предавать, испытывать сколь угодно жестоко, наказывать максимально сурово. Лишь одиннадцать из двадцати семи аколитов доживут до конца учебы, но ассасинами-Клинками станут четверо и ни одним больше.

Если смерть сопровождает Мию на каждом шагу — на занятиях, вылазках в Годсгрейв, в перерывах между уроками, то как же она справляется, спросите вы? Ведь даже лучший друг Трик не может быть всегда рядом. Верно, но у Мии есть неразлучный спутник по прозвищу Мистер Добряк, правда, добрый лишь к девочке, но не к окружающим. Это обратная сторона ее таланта управлять тенями, созданное из тьмы существо, питающееся страхом. Пока Мистер Добряк с ней, Мия хладнокровна и прагматична даже в самый жуткий миг. Но откуда берутся теневые существа — и чего он добивается на самом деле? Насколько можно ему доверять, если Мия понятия не имеет о природе и последствиях своего таланта? Зато у нее есть цель — месть. У нее есть правила. Никогда не отводи взгляд, никогда не бойся. И никогда не забывай. Мия Корвере отлично выучила эти уроки и уже вышла на охоту. И пусть ублюдки всего мира трясутся в ужасе.

Итог: мрачная и веселая, жестокая и циничная история о восхождении юной мстительницы.

Моя оценка: 8/10
Sunday, March 3rd, 2019
6:22 pm
Дэйв Хатчинсон «Осень Европы»
В альтернативной реальности Дэйва Хатчинсона распахнутые Шенгенским соглашением двери между европейскими государствами недолго оставались открытыми. Волны беженцев и экономические потрясения, война с терроризмом и сианьский грипп с грохотом затворили их, заколотили досками таможенных тарифов, финансовых и политических противостояний. Более того, процесс двинулся дальше. Европа делится на всё более и более маленькие государства — иначе говоря квазинациональные образования или политии. Тысячи всевозможных групп жаждут независимости для той или иной территории. Микроэтносы и религии, приверженцы различных политических идей, наконец, просто фанаты книг или музыкальных групп — все они кроят Европу на лоскуты, возвращая ее назад в восемнадцатый век.

Главным героем "Осени Европы" оказывается Руди, отнюдь не солдат, не спецагент и даже не журналист, как можно было бы ожидать в шпионском триллере. Руди мирно работает шеф-поваром в маленьком краковском ресторане, впрочем, ранее успев помотаться несколько лет по заведениям Балтийского побережья. Самое экстремальное событие для «Ресторации Макса» — внезапно нагрянувшие венгры из местной криминальной группировки, которым хочется от души поесть, выпить и побуянить. Но однажды Руди делают предложение стать одним из агентов загадочной и вездесущей организации Les Coureurs des Bois, Курьеры, как их обычно называют.

Хатчинсон выстраивает историю мозаично, делая резкие скачки во времени, между жанрами и настроениями. Повествование дробится на абзацы, этюды, будто подражая самой распадающейся на части Европе. Криминальная зарисовка про Wesoly Ptak и венгров плавно перетекает в шпионскую вербовку. Ей на смену приходит экскурс в кулинарное прошлое Руди, оформленный под мейнстрим, под классическое профессиональное становление и преодоление повара. А следом запросто могут начаться путевые заметки или геополитические отступления. Как только читатель погружается в новый эпизод, автор тут же меняет точку обзора и стиль, не давая нам сродниться, привыкнуть к чему-то конкретному и определенному. Во второй части романа Хатчинсон и вовсе в каждой главе вводит нового персонажа, глазами которого мы увидим вечно спешащего, утомленного Руди.

Значительный объем книги, пусть и разбитый на отдельные сцены, стилизован под шпионский роман. Хатчинсон постоянно играет с читателем, меняя тон от серьезного до ироничного, переходя от триллера к пародии, предлагая микс из всевозможных шпионских жанров. Обладая разветвленной и гибкой структурой, Les Coureurs des Bois легко ускользает от облав или врагов. Все держится на засекреченной системе паролей, благодаря которым множество не вникающих в детали стрингеров, художников, пианистов, портных и сапожников — да, жаргон нарочито ретрограден — обеспечивают абсолютно достоверные легенды, позволяют Курьерам играючи проходить через границы или ускользать от преследователей. Les Coureurs стараются не вмешиваться в политику, однако происходит нечто непонятное, когда Руди вместо Посылки обнаруживает отрубленную голову напарника. И хотя его пытаются убедить, что это происки спецслужб, у него есть смутные основания полагать, что истина гораздо сложнее. И добраться до нее крайне тяжело.

Но зачем Руди понадобилась столь непостоянная, часто скрупулезная и утомительная, иногда рискованная и бурная работа? Возможно, на него повлиял отец, обожавший резкие перемены места и образа жизни. Не исключено, что молодого человека — а его часто поначалу называют очень молодым — потянуло на настоящие приключения, которых не увидишь на кухне. Но более вероятно, что в конечном счете Руди остался среди Курьеров ради своеобразного протеста против насильственно возводимых барьеров. С каждой новой политией становится больше бюрократии, больше ограничений. Птица поет и в клетке, но счастлива ли она?

Фактически роман представляет из себя аккуратно подобранную мешанину стилей, жанров, географических объектов и персонажей. Формально первую скрипку играет шпионская тематика, но при желании автор мог бы написать и путевые заметки о Европе, и биографический роман о кулинаре, а также еще с полдесятка различных книг: полицейские будни Праги, криминальные войны между группировками в Берлине и многое другое. Однако основной замысел автора проявляется слишком поздно. Такое ощущение, что устами Руди в финале Хатчинсон говорит и о первом томе цикла: "Я еще даже не начинал".

Итог: оригинальный и атмосферный микс шпионской саги со множеством иных жанров.

Моя оценка: 8/10
Saturday, March 2nd, 2019
8:04 pm
"Книга года 2018" по версии ФантЛаба. Первый тур
Поскольку уже закончилось голосование и во втором туре "Книги Года" на ФантЛабе, а со дня на день объявят победителей, то самое время, чтобы наверстать упущенное, рассказав о претендентах на гордое звание:)

Познать...Collapse )
Частично по материалам конкурсной темы на форуме ФантЛаба.
Friday, February 15th, 2019
9:23 pm
Яцек Дукай «Идеальное несовершенство»
Впервые на книжные прилавки к отечественному читателю Яцек Дукай попал в антологии польских авторов с рассказом "Мухобой" еще в 2002 году. Но лишь спустя двенадцать лет был переведен и издан его роман "Иные песни", снискавший престижные награды на родине и множество лестных отзывов от критиков, высоко оценивших философский подтекст и интеллектуальную игру с читателем. Теперь же пришел черед и не менее впечатляющего романа "Идеальное несовершенство", в котором Дукай смоделировал далекое будущее человеческой и не только цивилизаций. Их развитие прошло столь длинный путь, что оказавшемуся в 29 веке после исчезновения его космического корабля Адаму Замойскому, астронавту из нашего столетия, лишь с огромным трудом удается понять и принять новые реалии. Но лишнего времени на панику или терзания у него нет. Ведь неизвестные силы уже начали охоту на гостя из прошлого, по-видимому, полагая его ни много ни мало — угрозой для вселенной. Или же не угрозой, а ценным призом?

Прогресс является одной из ключевых тем в книге. В смоделированном Дукаем мире он означает не только движение вперед и развитие, но также совокупность уже пройденного цивилизациями данного вида пути по Кривой Реми. Каждому виду — людям, антари, рахабам и уша — соответствует свой Прогресс, поднимающийся по идентичной для всех Кривой вверх, к совершенству. Чтобы отразить всю многогранность, сложность и красоту постсингулярного будущего, Дукай не только придумал филологическую особенность для речи и обозначений постчеловеческих сущностей, которые находятся уже вне гендерного деления, но также разработал собственную терминологическую систему, полноценный понятийный аппарат для всего этого уникального мультиверсума. Впрочем, в этом плане Дукай гораздо милосерднее к читателям, чем Ханну Райаниеми с его "Квантовым вором". Какие-то из терминов поясняются в диалогах и описаниях, какие-то получают определение в предваряющих главы справках. И лишь немногие придется все же расшифровывать самому, опираясь на текст.

Что же из себя представляет дивное новое будущее? Если в "Иных песнях" лидеры-кратистосы вплавляли свою волю в окружающий мир, меняя, морфируя ландшафт и людей, то в "Идеальном несовершенстве" Цивилизации уже переступили на Кривой прогресса второй Порог — Мета-физики — научившись сворачивать, кроить и сшивать ткань пространства-времени. Жесткими протоколами они определили действия и возможности программ — у крафтвара, нановара, биовара. Органика, нанотехнологии, даже само пространство и время — все они становятся лишь инструментами, обыденными и надежными в руках стахсов, фоэбы, оскэ — существ, стоящих на разных ступенях Прогресса. Поэтому первое время Адам Замойский будет жадно впитывать информацию, пытаясь понять, каково его место в этом мире. Вещь во владениях Джудаса Макферсона, главы могущественнейшей в Цивилизации людей корпорации "Гнозис"? Занятная игрушка, странный осколок прошлого или дорогой товар, если верить обрывкам предсказаний из Колодцев Времени?

Фактически, в "Идеальном несовершенстве" антураж оказывается частью сюжета, его философской подоплекой, предоставляя логические детали для итогового уравнения и выводов. Заставив читателя пробиваться через многослойную головоломную модель постсингулярных цивилизаций, Дукай неспешно принимается за препарацию таких понятий, как "человечность", "самотождественность", "смысл жизни". В мире, где тела легко создаются — хоть из инфа, хоть на основе органики. Где сознания стахсов регулярно архивируются на полях Плато, а фоэбэ и инклюзии уже вообще полностью обитают именно там. Где сошедшие с Кривой прогресса Деформанты представляют собой невообразимый калейдоскоп мышления — во всем этом многообразии уже крайне трудно провести грань, ограничивающую "се человек". Но если тело — это лишь пустышка, а не ты сам. Если можно кроить свой разум, перепрограммировать его — привет Грегу Игану с "Городом Перестановок", то до какого момента ты останешься собой? Ведь каждый шаг выверялся и определялся тобою, но тобою "прежним". И Дукай говорит уже не о точке "я", но о линии самотождественности, которая соединяет промежуточные этапы изменения личности.

При желании Дукай легко мог бы превратить книгу в закрученный детективный технотриллер, если бы его интересовала в первую очередь эффектность и доступность истории для читателей. Тем не менее, несмотря на титанический размер информационного слоя, философских и логических выкладок, в романе есть и активно движущийся сюжет. Будто ДНК свиваются две линии, судьбы Анжелики Макферсон, одной из детей Джудаса Макферсона, и Адама Замойского, астронавта из потерявшейся шесть веков назад в космосе экспедиции. Вместе им суждено столкнуться с покушениями и похищениями, пережить блокаду выпущенных на свободу Войн, искать шаткий мостик взаимопонимания и обжигаться о костры недоверия. Искать и обжигаться в странном мире, где культура опирается на многоуровневое притворство и имитации, где правда — самое ценное и обоюдоострое оружие, где разумом жонглируют, а пространством-временем манипулируют, как пожелают. И при этом разрываются между двумя пламенными желаниями. Страхом перед неизвестностью прогресса, заставляющим цепляться за огромный свод регламентирующих каждый шаг и слово правил — Традиции. И между страстью к переменам, к росту, к бегу навстречу совершенству, предельной инклюзии UI, которая откроет сознанию максимум эффективности, божественную власть, объемлющую всю достижимую вселенную.

Итог: постсингулярная НФ, синтезированная на стыке философии, космологии и психологии.

Моя оценка: 9/10
Wednesday, February 6th, 2019
9:02 pm
Пол Макоули «Сады Солнца»
Романом "Сады Солнца" Пол Макоули продолжает цикл историй о далеком будущем человечества и подхватывает оборвавшийся в решающий момент роман "Тихая война". Однако теперь автор практически ушел от боевых сцен, существенно сократил шпионские и политические игры, чтобы сосредоточиться на социальных аспектах и масштабных научных моделированиях на тему биотехнологий и освоении солнечной системы. Учитывая, что Макоули защищал Ph.D на тему растительно-животного симбиоза, а потом занимался исследовательской и преподавательской работой, то концентрация на хорошо известной и горячо любимой для автора теме явно пошла роману на пользу. Но обо всем по порядку.

Идеологическое и политическое противостояние разбившегося на две фракции человечества привело на очередном витке конфликта к открытой агрессии. Объединенные космические силы Земли — Великой Бразилии, Тихоокеанского сообщества и Европейского союза — нанесли мощный удар по Дальним, обитателям небольших колоний на лунах Юпитера и Сатурна, сторонникам неограниченного научного развития и генной модификации. Пока дальние демократично вели бесконечные дискуссии и разбивались на множество групп при каждом важном голосовании, земляне собрано и четко внедрили шпионов, массированными диверсиями дезорганизовали и обезоружили противников, а затем методично зачистили осколки обороны. С точки зрения военной мысли операция была проведена блестяще. Проблемы всплыли уже на политическом фронте. Причем не все были ожидаемы.

С одной стороны, среди землян не было полного единства. Тихоокеанское сообщество достаточно лояльно отнеслось к дальним, оказавшимся в их оккупированной зоне, в отличие от своих союзников. А иллюзорное доверие между европейскими и бразильскими кланами держалось лишь на сходстве интересов и равенстве сил. Цели у Трех Сил были одинаковы — добыча и конкуренция. Не уступать соперникам, вырывать себе кусок пожирнее... И вот здесь возникла вторая проблема. Главная ценность культуры дальних заключалась в гениальных научных разработках их ученых, потенциально способных кардинально поменять мир. Но на Земле и особенно в Великой Бразилии оказалось слишком много фанатиков от экологии, которые предпочли бы уничтожить исследователей и во имя богини Геи запретить любую работу с генами. Возникло принципиальное противоречие, которое можно лишь временно замаскировать созданием неафишируемых внеземных научных центров, где будут работать свои ученые или узники-дальние. Но рано или поздно лицемерию и лжи придет конец.

Как уже говорилось, Макоули свел боевые сцены и связанные с ними сюжетные линии к минимуму, буквально к двум или трем эпизодам. Поэтому если "Тихая война" представляла собой рваное повествование, скачущее от экшена к созерцанию и обратно, то "Сады Солнца" становятся масштабными хрониками, охватывающими целые годы и десятилетия. Хрониками плена и надежды дальних, оказавшихся во власти Трех Сил. Хрониками бегства и потерь последних Свободных дальних, сумевших выскользнуть из лап военных кораблей. Хрониками отчуждения и фанатизма "призраков", прежде ускоривших начало Тихой войны, а теперь готовящихся к новым атакам. Хрониками обнищания и недовольства жителей Великой Бразилии. Хрониками научных и философских изысканий гениальной ученой Шри Хон–Оуэн, подковерных игр управленца Лока Ифраима, а также судеб многих других персонажей.

В результате "Сады Солнца" получились очень ровной и размеренной историей. В ней вполне уместно теперь смотрятся экскурсы в космическую геологию, наблюдение за движением планет и астероидов, научные экскурсии в сады Авернус. Создав масштабную канву ключевых событий и пунктиром проследив судьбы отдельных персонажей, Макоули оставил для цикловых рассказов и повестей красивые зарисовки о все новых и новых экзотических биосфер, подробные описания выпущенных из вида в романе мелких событий, увлекательные сюжеты, которые бы иначе раздули объем книги до бесконечности и разрушили ее стилистическую и идейную целостность.

Что же касается главной идеи книги, то Макоули не стремится навязывать читателям конкретный девиз, вознося его подобно флагу и неоднократно повторяя. Однако на протяжении всего романа автор исподволь подводит читателя, в том числе эволюцией главных персонажей, к простой мысли, что нужно ценить и оберегать жизнь во всем ее многообразии — красок, форм, генов. Нужно не только уметь настаивать, но и уметь отступать. Рисковать собой, но не всем сообществом, в которое входишь. Нужно понимать, что превратить Солнечную систему в цветущий сад могут созидатели, творцы, мечтатели, но не агрессоры, радикалы или хищники. Конечно, в финале чувствуется, что Макоули возлагает слишком много надежд на демократию при том, что сам же убедительно описал в "Тихой войне", как бесплодные споры и поиск компромисса привели дальних к сокрушительному военному поражению. Станут ли кланы, пришедшие к власти в Бразилии на волне революции, и дальше прислушиваться к народу? Неизвестно. Но ясно, что излечив почву и восстановив биосферу Земли с помощью генетики, расселившись по всей Солнечной системе, людям будет проще достигнуть благополучия и изобилия, чем враждуя и замыкаясь, чем навязывая фанатичные запреты.

Итог: социальное моделирование под куполами в замкнутых биосферах и на просторах Земли.

Моя оценка: 8/10
3:07 pm
Лонг-лист премии АБС-2019
Летом сменяется осенью, осень - зимой, Зеленый Медведь возвращается в свою книжно-ЖЖ-шную Берлогу, а на сайте фонда братьев Стругацких появился длинный список номинантов на премию АБС. Сразу стоит оговориться, что длинный список еще никого ни к чему не обязывает:) Попадает туда довольно много разных книг... но уже есть к чему присматриваться, ага:)
Полистать...Collapse )
Частично по материалам новости на сайте фонда.
Thursday, January 31st, 2019
3:37 pm
Виктор Колюжняк «Эль Пунто»
Когда в рутинную явь просочатся странные сны, когда совпадения встанут в расплывчатый ряд, то ты не кричи и не бойся, пощады не жди от судьбы, но упрямо шагай вперед. Вряд ли жизнерадостная и беззаботная Кристина, главная героиня романа «Эль Пунто», могла заподозрить, чем обернется для нее работа фотографом в рядовой строительной компании ООО «СтройДом». Да и не было никакой прямой взаимосвязи между убийственно яркими снами и офисными буднями с периодическими выездами на объекты. Будто бы не было.

Погружение в книгу происходит на удивление легко, но вскоре появляется ощущение, что тебя намеренно держат на мелководье, настолько поверхностно скользишь по страницам романа. Украдкой подброшенные автором мелочи – стопка книжек на лавочке, путаница с фотографией – лишь разжигают интерес. И тогда сны один за другим обволакивают тебя и плавно уводят все глубже и глубже, пока в толще повествования не начнут проплывать зыбкие тени архетипов и прамифов.

Первое время сюжетные линии реальности и снов выглядят едва пересекающимися, но чем дальше, тем сильнее они переплетаются, смешиваются, пока грань не станет обманчиво тонкой и зависящей лишь от точки зрения смотрящего. Именно сны служат ключом к разрастающемуся шару загадок. Во многом они похожи на артхаусные короткометражки, пестрый фестиваль разномастных историй, которые объединены несколькими обязательными элементами. Местом – провинциальным городком El Punto, а также рядом персонажей – самой Кристиной и таинственной парочкой Х&М, предстающими то в образе девочек, то мужчин, то зрелых женщин.

Каждый сон – своеобразная притча с моралью и одновременно зарисовка о психологической проблеме или травме, об угрозе, которую нужно преодолеть. Муж-тиран, подавляющий и унижающий близких. Муки неразделенной любви. Толпа, обезумевшая от засухи и потому жаждущая крови уже смирившейся жертвы. Отец, отдавший дочери все, что имел, а получивший в ответ лишь досаду и злость. А еще каждый сон – это своеобразный квест, шарада из символов, психологический ребус взаимоотношений и самооценки.

В реальности же героиня колеблется от паники или депрессии до азарта или рвения, от попытки раствориться в буднях, идеально подстроившись под окружение, до рьяного самоотречения в стремлении достичь цели. И порой оба варианта кажутся лишь разными сторонами одной монеты. Тем временем, вокруг Кристины течет жизнь, вертится круговорот работников «СтройДома». С кем-то из них она дружит, с кем-то старается больше не пересекаться. Внезапной вспышкой ворвется в ее мир немного странный, но забавный и милый сомнолог Иоанн, которого Кристина будет звать просто Ио.

По большому счету, перед нами гигантская игра, собранная из маленьких игр. Во снах Кристина ищет ключ, размыкающий тусклый и давящий купол над Эль Пунто, и для этого нащупывает нужную роль. В реальности она подстраивается под окружение, а заодно пытается понять, в каком сверхъестественном и таинственном театре оказалась марионеткой, и что нужно сделать, чтобы все это остановить. Одновременно автор ненавязчиво играет с читателем как на уровне прямых цитат из классиков магического реализма, так и аллюзий на уровне стиля. Впрочем, для того чтобы получить удовольствие от книги, опознавать все отсылки вовсе не обязательно. Это литературная игра для поклонников жанра и единомышленников.

Виктор Колюжняк давно и уверенно отмечается на литературном конкурсе "Рваная Грелка", что не могло не наложить отпечаток на его стиль в виде любви к коротким и ярким зарисовкам. На фоне напряженных и камерных снов основное повествование часто кажется ровной и гладкой рекой, которая забурлит лишь ближе к финалу. Однако не стоит обольщаться. Сюжетный пазл сложится из разрозненных деталей в многослойную картину далеко не сразу, зато потом можно лишь удивляться – как же мы так долго ничего не замечали?! И затаив дыхание, ждать ответа, который две девочки, два Оле Лукойе, снова и снова требуют от героини «Ты нам скажешь». Требуют, тем самым выворачивая наизнанку внутренний конфликт между естественным и навязанным, между свободой и гетто, между выбором и покорностью, который коренится, наверное, в каждом из нас.

Итог: яркие краски магии, сшитой из снов и совпадений, проступающие сквозь серые будни реальности.

Моя оценка: 8/10
Wednesday, January 30th, 2019
8:43 pm
Джеймс Айлингтон «Тень ушедшего»
Многие годы авгуры твердой рукой правили Андаррой, используя свои способности читать мысли и память людей, а также прорицать будущее. Так продолжалось до тех пор, пока по неизвестным причинам видения не начали обманывать авгуров. Посыпались грубые ошибки, скрывать которые стало все труднее, но правители до последнего цеплялись за власть, вводя все более суровые законы. И тогда разразилась Невидимая война. Три из пяти Тола — твердынь одаренных, где изучались и развивались искусства владения сутью — были сожжены, обитателей дворца и андаррских школ безжалостно перебили. Чудом спасшиеся бегством от ревнителей или выдержавшие осаду в двух уцелевших Толах одаренные были согласны почти на все, чтобы сохранить свои жизни. Тогда был заключен договор, составленный Стражем Севера, по которому все одаренные получили метки, самопроявляющиеся при первом использовании сути, и подчинились четырем догмам, жестко ограничивающим применение дара. Никогда и никоим образом не вредить своим даром обычным людям, беспрекословно исполнять приказы блюстителей...

После заключения договора прошло уже пятнадцать лет. Однако обучающийся в одной из школ подросток Давьян постоянно сталкивается с враждебностью окружающих, когда те узнают в нем одаренного. Еще печальнее, что в скором времени Давьяну предстоит пройти испытание, и если он не сможет показать, что научился использовать суть, то последствия для него будут плачевными. По закону таких учеников лишают способности обращаться к сути, делая тенями. И то, что Давьян умеет видеть, когда человек лжет, его не спасет, скорее наоборот — ведь, по слухам, этим приемом владели только авгуры, за которыми до сих пор ведут охоту блюстители. Поэтому когда накануне испытания недавно приехавший в школу старший, Илсет Тенвар, сообщает Давьяну, что знает о его таланте, и дает старинный сосуд, который должен указать ему путь к тем, кто сохраняет утраченные знания об авгурах, то мальчик почти не колеблется. Однако по случайности следом за ним увязывается его закадычный школьный друг Вирр. А на следующий день после побега мальчишек все обитатели школы погибнут, кроме Ашалии, их подруги, которая против воли станет тенью, но все равно приложит все усилия, чтобы найти злодеев.

Дебютный роман Джеймса Айлингтона "Тень ушедшего" — плоть от плоти эпического фэнтези. Величественный масштаб, тысячелетняя предыстория, множество вовлеченных в противостояние могущественных сил и отважных героев. Но есть в этом и оборотная сторона. Увы, но собран роман, наверное, из всех возможных стандартных фэнтезийных элементов. Судите сами. Древний враг, копящий силы на севере, и сдерживающая его пока гигантская магическая преграда? Чек. Древнее пророчество и тайные общества, магические школы и таинственные жестокие убийства, презирающие магов блюстители и охотники? Чек. Мудрый отшельник-наставник, надежный заступник-изгнанник, добрые принц и принцесса, загадочный юноша с амнезией? Чек. Добавьте сюда смертельно опасных магических существ, проклятый и заброшенный город, а также несколько темпоральных петель, чтобы получить полное представление об использованных Айлингтоном сюжетных приемах и антуражных элементах.

Парадокс заключается в том, что несмотря на невероятную концентрацию типовых деталей, роман читается на удивление бодро и увлекательно. Единственное, что немного раздражает, автор любит сперва показать необъяснимо странное поведение героя, но лишь спустя пару-тройку десятков глав объяснить, чем же оно в действительности вызвано. Зато когда эпилог закрывает собой смысловые пробелы в прологе, переворачивая наше представление о том, кто же является главным злодеем в этом мире, то невольно тянешься за следующими томами цикла. И сразу же приятная новость — автор завершил трилогию, заключительный том уже в очереди на публикацию, поэтому теперь все в руках отечественных читателей и издательства.

Итог: увлекательное эпическое фэнтези, собранное из стандартных элементов.

Моя оценка: 7/10
Friday, January 25th, 2019
6:56 pm
Марина и Сергей Дяченко «Луч»
После того, как супруги Дяченко почти на пять лет пропали из фантастики, сосредоточившись на сценарной работе, многие читатели искренне опасались, что больше ярких книг от любимых авторов мы не увидим. Смущало фанатов и участие супругов в новеллизации сериала "Темный мир" перед перерывом в публикации новых романов. А в 2017 году, в беседе с Быковым, Дяченко и вовсе прямо ответили ему на вопрос о планах: "Такое впечатление, что по-старому писать уже нельзя, по-новому еще нельзя. Мы переживем этот период, и будет что-то другое, новые тексты". Но лишь спустя примерно два года в книжных магазинах появился "Луч".

"Луч" — это одновременно и очень Дяченковская вещь, наследующая часть их излюбленных приемов, и одновременно необычная для них — более прозрачным слогом, лишенным гипнотической тягучести. От первых же строк веет романом "Vita Nostra", когда в размеренную и уютную жизнь школьника Дениса вторгается таинственный незнакомец, заявляющий, что в четырнадцать лет мальчик будет принадлежать ему. И не только заявляет, но позже загадочным образом переносит из спальни в изолированный коттедж, поставив условие. За тридцать дней Денис должен придумать и дать смысл жизни для пассажиров звездного ковчега "Луч", чтобы те благополучно достигли цели. Помимо него такое же задание получили еще трое подростков, которых также доставили в коттедж. Им придется работать вчетвером, вот только правила игры будут постоянно и непредсказуемо меняться, и потому вскоре сотрудничество превратится в соперничество, а потом во вражду.

Всего лишь месяц назад я печалился в обзоре, что в фантастике почти перевелись "звездные ковчеги", как вдруг снова встретил этот прием, только уже от известных авторов. Дяченко используют его в классической трактовке, чтобы на примере смены поколений детально, как под микроскопом, рассмотреть социальные и психологические проблемы. Поэтому техническую матчасть они оставляют за кадром, ограничиваясь отдельными, но яркими штрихами, когда возникает необходимость зримо и живо подать важную сцену. Зато в моделировании испытаний, через которые проходит общество, Дяченко себя не ограничивают.

Хотя в коттедже время бежит сотни раз медленнее, чем в ковчеге, обе сюжетные линии не просто плотно стянуты ежедневными сеансами связи, на которых игроки могут отдавать приказы компьютерному интеллекту "Луча", события в одной линии причудливо отражаются в другой. Ставки для подростков высоки — на кону стоят жизни и счастье близких, успех и карьера, а также свобода. А цена... подумаешь, какие-то объекты в компьютерной программе, пупсы, как в "Симсах" или "Цивилизации". Даже названия ключевых числовых параметров намекают на это — "счастье", "население", "осмысленность", "цивилизация". Правда, реагируют они слишком непредсказуемо порой, слишком эмоционально, слишком... человечно? Впрочем, что с того — ведь манипуляции осуществляются ради благой цели!

Но в отличие от "Цифрового" эта книга не про манипуляции, в отличие от "Vita Nostra" — не про давление бездушных сил, но про человечность и совесть. Когда речь заходит о ком-то далеком, то цинизм и равнодушие очень часто становятся главенствующими. "Это люди! – Ой, все". Но кто сказал, что во имя благих целей не будут совершаться ничуть не менее отталкивающие поступки? Особенно, когда начнут соперничать приверженцы разных благих целей. Дяченко берут в качестве пассажиров "Луча" почти идеальный материал, сообщество талантливых идеалистов-энтузиастов. Их дети — многообещающий чистый лист, tabula rasa. И за время полета они пройдут по ступеням взросления цивилизации. Вера и надежда, труд и дружба, соперничество и гонка, ненависть и война. В сказке Лизы, одной из лидеров "Луча", фигурирует люк, который нельзя открывать. Но однажды не остается другого выбора — и запрет нарушается. Так и развитие цивилизации таит в себе множество точек ветвления, которых лучше избегать. Конечно, если можешь найти иной выход. А иначе однажды к тебе придут и скажут, что знал... И ты будешь давить оправданиями, пытаясь объяснить, что это наилучший вариант, что все ради высших целей, что было совсем не так, но всем будет наплевать. Есть лишь поступок и последствия.

Подчас бывает очень трудно или невозможно понять, принять, простить другого человека. Это нормально. Бывает, что оправдываясь благими намерениями, высшими целями, совершают чудовищные вещи. Но даже в трудных или немыслимых ситуациях, даже если тобою тонко или откровенно манипулируют, даже если ты совершал ошибки — все равно остается время и место для выбора. Выбора — остаться человеком или перестать им быть. Выбор — расчеловечить противников, сторонников, посторонних или же дать им свободу решения. Выбор между непроглядной тьмой и лучом света.

Пафос офф, рычажок вниз.

Итог: социально-психологическая драма, сплетенная из цивилизационной и конкурентно-игровой моделей.

Моя оценка: 9/10
Monday, January 21st, 2019
4:25 pm
Мария Семёнова, Анна Гурова «Великая Охота»
Чаще всего в фэнтези-романах авторы воссоздают в своих мирах либо феодальный строй с королевствами, замками и рыцарями, либо близкое к современному общество, а затем дополняют по вкусу всевозможной магией. И довольно редко кто-нибудь обращается к реалиям первобытного общества, причем не в виде примитивной попаданческой бродилки, но развивая полноценную многослойную историю. В этом плане соавторский цикл "Аратта" Марии Семеновой и Анны Гуровой оказался весьма приятной находкой и симпатичной диковинкой.

Могущественное государство ариев давным-давно покорило разрозненные и разноязыкие племена, вплоть до диких мохначей у Ползучих гор, и даже злокозненные накхи, талантливые воители-одиночки, склонили головы перед голубоглазыми и светловолосыми гордецами. Что уж говорить про Затуманный край, в котором обитают дикарские племена ингри? Две непоколебимые опоры у Аратты — прекрасно организованное и дисциплинированное войско лучников, бьющих без промаха, хоть на скаку, хоть с колесниц; и влиятельное жречество храма Исвархи, которое обожествляет солнцеликого повелителя Аратты, государя Ардвана, и подавляет другие культы. Но всему на свете когда-то приходит конец, в том числе благополучию и миру. Холодное море неумолимо поглощает северные пределы Аратты, неурожаи провоцируют голодные бунты, при странных обстоятельствах гибнут сыновья государя, а в дворцовых стенах плетутся интриги и заговоры. Но даже в столь напряженный момент Ардван вынужден соблюсти традицию и отправить своего младшего сына на Великую Охоту, где юноша должен встретить опасного зверя и убить его.

Пожалуй, важнейший момент при анализе "Великой Охоты" заключается в том, что цикл следует отнести и рассматривать как подростково-всевозрастной, например, по аналогии с трилогией "Море Осколков" Аберкромби. Разумеется, это не глянцевый шаблонный янг-эдалт, который кроится по стереотипным лекалам, но затрагиваемая в романе проблематика весьма близка детско-юношеской аудитории. Поиск своего места в иерархии общества, первый опыт ответственности в серьезных вещах, умение общаться и работать с самыми разными людьми. Впрочем, и взрослые получат свою долю удовольствия от сдержанной авторской иронии и добротного стиля.

Изначально история течет двумя потоками, повествуя в одной сюжетной линии о путешествии царевича и его спутников, а во второй — о жизни одного из племен ингри. Однако затем эти потоки сталкиваются и разделяются на отдельные ручейки, и всем главным героям придется бороться за свои жизни и мечты. Изнеженный и наивный царевич Аюр всю жизнь провел в отцовском дворце среди услужливых сановников и преданных воинов и довольно поздно отправился на Охоту Силы, где он впервые окажется лицом к лицу со смертью. Резкий, мстительный и упрямый Ширам, поставленный во главе охраны в путешествии, является не только опытным бойцом, но и саарсаном накхов, происходя из рода прежнего повелителя, который некогда преклонил колени перед воинской мощью ариев. И здесь у него появится шанс доказать себе, что дед ошибся, когда счел его плохим правителем. Язвительный и вольнодумный жрец Хаста обнаружит, что помимо уловок и трюков, которых он насмотрелся в столичном храме Исвархи, есть и нечто настоящее, могущественное и чудесное. Учай и Урхо, сыновья вождя рода Хирвы, попробуют вкус власти и на собственной шкуре узнаю, как сложно отличить правду от лжи. А Мазайка, волчий пастушок, вступится за свою подружку, Кирью, у которой внезапно обнаружилась власть обращаться к миру духов. Линии их судеб, а также других персонажей, причудливо перемешаются, устремляя Аратту к обрыву, за которым ее ждет неизвестность.

Итог: приключения царской охоты в Затуманном краю гигантских лесов, опасных духов и диких племен.

Моя оценка: 8/10
Wednesday, November 21st, 2018
8:36 pm
Кевин Хирн «Проклятый»
Выйдя победителем из схватки с Энгусом Огом, друид Аттикус О’Салливан рассчитывал как минимум на передышку от смертельно опасных приключений. Однако новые неприятности не заставили себя долго ждать, причем в широком ассортименте. Уничтожив ведьм, которые встали на сторону Энгуса Ога, Аттикус ослабил ковен Трех Зорь, защишавший территорию Восточной долины от посягательств иных волшебных существ. И теперь сразу несколько претендентов решили оттяпать вкусный кусок, а для верности избавиться от одного непоседливого и своенравного друида. Хуже того, обретя славу "богоубийцы", Аттикус оказался в центре внимания самых разных фракций и обиженных мстителей-одиночек. Каждый хотел бы натравить друида на своих врагов, разумеется, не интересуясь его мнением. Одновременно и божественные покровительницы Аттикуса не спешат помогать ему, ведь благодарность и верность не входят в число их добродетелей. Поэтому О’Салливану придется самому разгребать ворох внезапно навалившихся проблем.

Если в первом романе цикла, "Преследуемом", Кевин Хирн еще как-то разбавлял относительно серьезными сценами общую атмосферу легкомыслия, то "Проклятый" окончательно превратился в непрерывное юмористическое шоу. Пышногрудые немецкие ведьмы в обтягиваюших черных брючках и высоких сапогах, феерия взаимных подколок с Койтом — божеством коренных американцев, а также розыгрыши полицейских и совместное пребывание в обнаженном виде в одной ванне с вдовой Макдонаг. Даже по-настоящему трагические события — не повод, чтобы грустить. Действие очень напоминает ситуационную комедию с типовыми гэгами, для полного сходства не хватает лишь закадрового смеха. С другой стороны, благодаря многочисленным магическим схваткам, похождения друида смахивают на молодежный сериал в жанре комедийного боевика. Так и тянет придумать звучное название "Аттикус — истребитель злодеев" или "Салливан — древний друид". Тем более что городское фэнтези на телеэкранах появляется регулярно, поэтому в этой нише цикл смотрелся бы вполне уместно.

Итак, Аттикус мечется от одной проблемы к другой, тщетно стараясь не допустить полномасштабной войны сверхъестественных существ в городе. Если в первой книге вам показалось, что набор действующих лиц недостаточно разнообразен и ярок, то теперь Хирн от души расплескивает краски по книжному холсту и рассыпает все новые и новые верования: от христианской религии до индейских тотемов, от каббалы до вакханок. Впрочем, единой иерархии или стройной системы в этом калейдоскопе по-прежнему нет, поэтому уровень эклектики уже начинает зашкаливать, превращая цикл в аттракцион культов, пантеонов и сверхъестественных существ. Демон из числа падших ангелов, бившихся за Люцифера? Пожалуйста. Заодно и уничтожим его. Прервать вакхическую оргию? Как скажете, главное, не попасть под их влияние. Плохо то, что глобально сюжет не развивается, а герой лишь переживает стандартные "приключения тела". Таким образом, вторая книга ближе к филлеру, чем к настоящей истории. И наставничество юной ученицы, и участие в интригах богов по-прежнему только маячат впереди.

Итог: легкомысленное юмористическое городское фэнтези с уклоном в мифологию.

Моя оценка: 7/10
Friday, November 2nd, 2018
4:42 pm
Э. Дж. Смит «Чёрный страж»
Фэнтезийный "Черный страж", первый том масштабной эпопеи "Долгая война" Э. Дж. Смита, в первую очередь придется по душе тем, кто устал от неоднозначных и противоречивых персонажей, от сложных этических дилемм и экзотических декораций, которые вошли в моду за последние годы. Добро пожаловать в старую добрую героику, где на первый план выходят доблесть, верность и честь.

Тысячелетиями длилась Долгая Война между могущественными Гигантами, которые обладали невероятной магией и долголетием. Наконец, их осталось лишь трое — Ледяной Гигант Рованоко, Огненный — Джаа и Каменный — Один Бог, которые поглотили силу, низвергли в безумие или безвозвратно уничтожили всех своих соперников. И теперь ставшие божествами Гиганты удалились за пределы мира людей, однако следят за происходящим через свои земные воплощения — вождей, правителей или колдунов. На фоне древнего противостояния, казалось бы угасшего, разворачиваются более приземленные события. Ро Канарн, родной город герцогского сына Бромви, захвачен войсками короля Тор Фунвейра, который явно не собирается останавливаться на достигнутом. Жрец Магнус Вилобородый, друг семьи герцога, попал в плен при штурме и вынужден ожидать в тюрьме либо королевского приговора, либо освобождения, если на помощь придет с флотом его брат, Алдженон Рагнарссон, верховный вождь северных земель, где почитают Рованоко. Ториан, пурпурный священник-воин, в мелкой стычке убивает рыцаря-пьянчугу и берет под свою опеку его юного оруженосца Рэндалла. Вскоре ему предстоит вместе с другом, черным священником Утой Призраком, отправиться на охоту за беглецом Бромви. А наемный убийца Рам Джас, ненавидящий служителей Одного Бога, готовится к выполнению очередного заказа и не подозревает, как нуждается в нем близкий приятель.

Если у романа Смита и есть что-то общее со знаменитой фэнтезийной Сагой Джорджа Мартина, то это огромное количество персонажей и солидный объем тома. Читателям стоит быть готовым к тому, что почти каждая следующая глава будет переносить их в новую точку на континенте и знакомить все с новыми и новыми героями. Декорации автор компилирует из классических локаций, с фракциями также не заморачивается: в наличии суровые северяне-викинги, гордые рыцари-храмовники и хитрые южане-колдуньи. Отчасти оригинальности роману добавляют сведения о Глубинных Временах, когда десятки и сотни самых разных Гигантов вели ожесточенные войны, но подается эта информация крайне скудно. По большей части действие разворачивается в стереотипных лесах и горах, замках и городах, хотя Смит и пытался объемом стандартных деталей скомпенсировать блеклость описаний. Трущобы непременно грязны и вонючи, сторожевые башни высоки, а замки полны залов и коридоров.

Что касается персонажей, то с ними Смит строго придерживается предельно контрастного деления на "черное" и "белое". Коварные злодеи мерзко плетут гадкие козни и с наслаждением упиваются чужими страданиями. А отважные герои стойко переносят все невзгоды, защищают друзей и помогают слабым. Если кто-то из положительных персонажей сражается на стороне зла, то это временное упущение вскоре так или иначе будет исправлено. Главные действующие лица подобны фигуркам, вырезанным из плотного картона и раскрашенным в яркие цвета. Залакируйте их толстым слоем пафоса и чуть-чуть сбрызните черным юмором. И будьте готовы, что кого-то могут без малейшего предупреждения снять с игровой доски, где ведется партия могущественных сил. А вот к дарку роман причислить никак не получится, поскольку одних лишь натуралистично описанных сцен насилия в захваченном рыцарями и наемниками Ро Канарне недостаточно, чтобы перевесить строгие принципы и возвышенные чувства главных героев.

К сожалению, для подробного рассказа о сюжете пришлось бы раскрыть его значительную часть, поскольку на протяжении большей части книги автор лишь расставляет фигуры и описывает населяющие его мир народы, их традиции и взаимоотношения. По сути, первый том является экспозицией к циклу. Здесь мы знакомимся с предысторией событий, действующими лицами и видим начальную стадию нового горячего витка Долгой Войны Гигантов. По мере развития сюжета описаний становится меньше, а вот яростных поединков и ожесточенных сражений — больше. Мир все явственнее сползает в открытое противостояние различных народов и последователей божеств. И героям предстоит пережить немало испытаний, чтобы защитить своих родных и друзей, повергнуть коварных каресианских ведьм и восстановить связь с Гигантами. Но удастся ли им добиться этого — и какой ценой! — пока совершенно непонятно.

Итог: масштабная фэнтезийная героика о тайной войне божеств.

Моя оценка: 7/10
Monday, September 3rd, 2018
10:50 pm
Александер Лэмб «Роботер»
Завязка романа "Роботер" Александера Лэмба во многом напоминает расклад сил у Пола Макоули в "Тихой войне". После того, как климат и экономика Земли пришли в упадок, связи между материнской планетой и колониями оказались разорваны. Со временем колонисты сосредоточили усилия на развитии науки и техники, проводя терраформирование и практикуя генные модификации. На Земле же после гражданских войн образовалось единое Королевство, фактически управляемое Церковью Истинности, которую возглавляет Пророк Петр Санчес. Когда-то он сумел остановить множество войн, раздиравших планету, объединить секты и религии под своей рукой, а затем объявил крестовый поход против Колоний, обвинив капиталистов и демократов во всех бедах, что постигли Землю. Используя передовые научные достижения, чтобы компенсировать подавляющее численное превосходство противника, жители Галатеи смогли временно достичь шаткого равновесия на фронте, однако внезапно у землян появляется мощное оружие. И теперь лишь отчаянный рейд корабля "Ариэль", софт-диверсанта и разведчика, может спасти галатеан от сокрушительного поражения и бегства на эвакуационных ковчегах.

Если пропустить через креативную "мясорубку" творчество Брина, Рейнольдса и Макоули, а затем отобрать самые яркие фрагменты, то получится антураж "Роботера". Первые главы поражают читателя пестрым фейерверком технических терминов и понятий. Само-осознающие программные комплексы (СОП), гексагональный строй, гравитационные щиты и маяки-прерыватели, антивещество в магнитных ловушках и полеты с использованием варпа, а венцом всей этой квазинауки и машинерии являются роботеры, люди с модифицированным для лучшей совместимости с программными комплексами мозгом. Одновременно закладывается и социальная подложка для НФ-схемы. На Земле тоталитарная секта, называемая Церковью Истинности, в которую на условиях подчинения и коррекции догматов вошли все остальные религиозные течения. Галатеанцы, которым земляне повесили кличку "генетические фашисты", разделены по стоимости и сложности генетических модификаций. Чем дороже личные изменения, тем высокомернее ведет себя человек. На столь многообещающей платформе автор запускает моделирование космической войны, но справиться с задачей в полной мере, увы, ему не удалось.

Начнем с того, что научно-фантастическая составляющая теряет "твердость" еще в начале разведывательного рейда "Ариэля". Лэмб быстро скатывается лишь в подражание научности, пуская пыль в глаза выдуманными обозначениями, а затем и вовсе доходит до классических штампов космооперы — к примеру, любые двигатели непременно ухают, визжат или ревут, проталкивая корабль сквозь вакуум; или от взрыва космической станции идет ходуном мостик на удаленном от нее звездолете. Но это лишь полбеды. Автор постоянно мечется между взрослой серьезной драмой и подростковым приключенческим чтивом, то углубляясь в психологические нюансы, то упрощая и уплощая мотивации, характеры персонажей.

Ключевой и главный герой романа — роботер Уилл. Чрезвычайно талантливый, инициативный и смелый, успевший за пять лет войны с землянами трижды сменить корабль из-за излишнего упрямства. Созданный, чтобы напрямую взаимодействовать с многочисленными программными комплексами, но не страдающий от аутизма, как большинство роботеров. На "Ариэле" ему предстоит обрести друзей и сохранить дружбу, когда инопланетная Реликвия, найденная сперва торговцами-Первопроходцами, а затем и землянами, выберет именно Уилла для того, чтобы определить судьбу всего человечества. Либо уничтожение за деструктивность нашего вида, укрепление рабства и невежества, либо развитие ради совершенствования, мирного поиска себя и своего места в мире.

В целом, "Роботер" представляет собой неровную и разнородную историю, в которой приключенческая космоопера успевает и зайти в пределы социальной фантастики, и подарить читателям шикарный атмосферный экскурс в мертвую звездную систему, чьи обитатели были некогда признаны деструктивным видом и приговорены к смерти, и полноценное погружение в виртуальное пространство. Однако здравый смысл и интрига ближе к завершению отступают на задний план, а вперед выходит его величество "мегаоружие" и воля автора.

Итог: космические приключения диверсионного корабля в играх сверхцивилизации.

Моя оценка: 7/10
[ << Previous 20 ]
Зеленый Медведь на Фантлабе   About LiveJournal.com